Часть II. Следствия

Найденные нами границы долетописной руси не несут в себе ничего невообразимого. Не в далёких заморских краях, а в самом центре русской земли указали чужеземные авторы её истоки. Совершенно невозможно назвать случайным найденное совпадение с картой всего клубка описанных арабами рек и обширных болот как под заказ в нужном месте, да ещё и особенностей береговой линии моря. Тем более нельзя представить случайной столь высокую степень сходства, когда специалисты говорят лишь о невозможности опознания и фантомных объектах. Да и все эти загадочные северные моря, заливы, озёра, Меотиды с вытекающими из них реками только в нашу конфигурацию увязать и можно.

Но у всякой теоремы есть следствия. Согласно тем же арабским текстам, восточнее русов за рекой Итиль жили булгары, а южными соседями, живущими на этой же реке, названы хазары. О каждом из этих племён есть свои сообщения источников и значительное число научных работ. Расположение русов в соответствии с нашей теоремой потребует сдвига и этих племён. Это перемещение может оказаться столь тяжёлой гирей, что утопит и теорему, невзирая на всю строгость её обоснования. Наверняка будут нарушены многочисленные привязки, давно и надёжно установленные наукой. Найти и обосновать всё это заново едва ли будет возможно. Однако, новый вариант размещения может и не противоречить источникам. В этом случае дело ограничится лишь непривычной глазу конфигурацией, которая в принципе ничем не хуже и не лучше прежней.

Мы же видели, что попытки специалистов переместить реки в желательный регион привели к неразрешимым противоречиям. Даже поодиночке их внятно назвать оказалось невозможно. Нечто подобное должно наблюдаться и с локализацией упомянутых народов. Тут уже наша попытка перенести их в приглянувшийся регион должна создать ворох проблем не меньше, чем у востоковедов с теми реками. Зато перемещение их на собственное историческое место должно наоборот разом снять старые противоречия. Такое развитие событий стало бы уже не обузой для нашей теоремы, а мощной её поддержкой. Тогда даже мысли о возможной ошибке или случайности можно решительно отбросить, не обращая внимания на все выводы многочисленных монографий. Правильная теория должна помогать в получении новых результатов за пределами её самой. И если такие результаты будут получены, то можно смело говорить, что новорождённая теория прошла боевое крещение.

Но прежде, чем проверять следствия из доказанной теоремы, оценим сегодняшнее состояние дел в отношении интересующих нас соседей. По славянам никаких вопросов не возникает — западнее руси оказались земли ляхов. А вот с хазарами и булгарами всё гораздо сложнее. Они оказались совершенно не там, где им быть положено. Булгары и хазары в древних текстах всегда тесно связаны с Русью, и все три таят в своей географии много загадок. При этом состояние дел у них сильно отличается.

Булгары никаких древних летописей не оставили, разве что перечисление имён своих ханов. Сведения о них сохранились лишь в византийских да арабских источниках. Но описания границ булгарских владений они тоже не содержат. Выясняется, что территория Волжской Булгарии в принципе определялась из тех же арабских текстов, но исходя из отождествления реки Итиль с Волгой. Уточнялись границы по принципу сходства местной археологии. В более древние времена булгары, как считается, кочевали в степях у Азовского моря. Позже они разделились, и разные группы разошлись в разные земли.

С хазарами ситуация, казалось бы, проще — сохранились два древних письма, написанных самими хазарами. Одно из них оставлено хазарским царём Иосифом, и в нём он тщательнейшим образом обрисовывает и границы самой страны, и границы её влияния. В другом письме также содержатся существенные географические сведения. Есть в этих письмах и описание некоторых исторических событий. Византийские и арабские авторы хазар тоже вниманием не обошли. По сравнению с булгарами сведений тут явно больше.

Ну а древней Руси в этом смысле повезло больше всех. Сообщений о ней много и в арабских, и в византийских, и даже европейских текстах. Но главное — она оставила потомкам собственные летописи и другие древние документы. Есть там и география, и исторические события и пересказ более древних легенд.

А вот в отношении мест изначального проживания этих трёх народов дело обстоит совсем иначе. Можно даже утверждать, что существует обратно-пропорциональная зависимость между объёмом источников и твёрдостью знаний. Действительно, о местонахождении изначальной Руси спорят уже третье столетие и споры эти носят самый ожесточённый характер, выходя далеко за рамки чисто научных. С хазарами проще, их границы в основном известны, археологические памятники определены. Остаётся ряд непреодолимых пока ещё проблем, но на их перспективу смотрят с оптимизмом. Споры если и идут, то вполне корректные и в основном о деталях. Ну, а с булгарами в принципе и вопросов особых нет — Волжская Булгария, существовавшая в 10—13 веках, хорошо изучена. Упоминаемые арабами древние города Булгар и Сувар давно найдены. Знаменитый город Булгар сегодня активно возрождается. За сравнительно небольшой срок он вошёл в десятку достопримечательностей среди малых исторических городов России и уже включён в список ожидания ЮНЕСКО. Жаркие споры идут только в отношении недавно появившихся текстов, выдаваемых энтузиастами за древние. Специалисты их категорически отвергают.

Итак, налицо парадоксальная закономерность: чем меньше источников, тем крепче знания. Точнее уверенность в прочности тех знаний. Неудивительно, что появляются попытки и для Руси выстроить историю с полным игнорированием летописей. Отбросить их несложно, достаточно заострить вопрос о синхронности источников описанным в них событиям и предвзятости самих летописцев. Летописи были составлены в 11 веке, после крещения Руси, во всяком случае так считается, а споры идут о языческих временах. Значит, писалось всё это через два столетия, когда всё уже быльём поросло. Потому прислушиваться к летописи не стоит.

Мысль эта видна и в упомянутой диссертации, не раз высказывал её И. Н. Данилевский. Основательно она разработана в вышедшей в прошлом году книге «Очерки начальной руси» киевского историка Толочко младшего. Освободившись таким способом от неподходящей информации, автор легко обосновывает свой вывод, что русское государство возникло как перевалочный пункт скандинавов в их торговле с востоком. Он видит сразу две Руси — одна на Днепре, другая на Волге. С упадком торговли волжская Русь исчезла, а киевская осталась. Все русские князья до принятия христианства ему представляются не единой династией, как сказано в летописи, а лишь родственниками, да и то в лучшем случае. А в летописи мало ли что напишут.

Удобство такого подхода неоспоримо. Сузив до предела круг источников, и выровняв в этом плане ситуацию по руси с хазарами, а то и булгарами, легко будет подобрать территорию, которая всех устроит и в теорию впишется.

И вот в этой ситуации появляется наша теорема о границах Руси. Появляется неожиданно и совершенно не ко двору. Её выводы идут явно против течения и без сомнения вызовут бурю эмоций. Тем не менее, опираясь на теорему и полученный опыт, рискнём взглянуть критически на булгарские и хазарские границы.