Метод исследования

Вот практически полная подборка сведений о географии Русийи в арабских текстах. Другие упоминания её мало уже дополняют, но некоторые из них мы далее всё же рассмотрим. Приведённые тексты можно встретить почти во всех работах востоковедов, анализирующих данную проблему. Мы пока лишь сгруппировали их в соответствии с характером их сведений. Получились три местоположения Руси и четыре группы сообщений. Источники первой группы помещают русов на берега реки с характерным названием Рус. Вторая указывает их на неизвестном нам болотистом острове посреди большого озера. Источники третьей группы помещают их на берега какого-то моря, монопольно руссам принадлежащего. Море это западнее реки Итиль, и связано с ней неким речным рукавом. Наконец четвёртая группа даёт сведения о северной границе русов. Отметим важный ориентир — русы живут между славянами с запада и булгарами на востоке — он нам ещё пригодится.

Обычно анализ этих текстов начинается с констатации того, что Итиль это Волга. Далее следует уточнение, что нужная конфигурация русла обеспечивается конструкцией из русел трёх рек: Белой, части Камы и низовий Волги. Горой Аскаска, с которой начинаются многие реки, в этом случае оказывается Урал. Указанное отклонение горы от меридиана просто игнорируется. После этого начинается поиск остальных рек по сходству русла, по созвучию названия или по другим признакам. Называемые при этом реки охватывают регион от Алтая на востоке до Дуная на западе. Большинство из них сильно отличается от описания. Те слияния рек, что указываются в тексте, обычно отсутствуют. Недостающие реки «конструируются» из фрагментов совершенно разных и не связанных между собой рек. Но, несмотря на такой «гибкий» подход, обозначить реку Рута оказалось невозможно.

Болотистый остров, как мы помним, «востоковеды видят на севере, а неспециалисты вне широкого контекста». Поскольку русью востоковедами априорно признаются скандинавы, чьих следов на севере достаточно много, то северные болота вполне могли быть прообразом того острова. Конкретные варианты нам предлагают не искать вовсе, поскольку арабские авторы и с реками, и с островом «путают туманные слухи со смутными представлениями». Морем, на берегах которого живут русы, считают Чёрное либо Азовское море. Рукавом реки Итиль при этом оказывается Дон. А северная граница привязывается к Белому морю.

Итог анализов удручающий — регион поиска русов остался безбрежным: от Чёрного моря на юге до Белого на севере, от Волги на востоке до Дуная на западе. При этом особо подчёркивается, что Днепра ранние авторы не знали вообще, а поздние лишь дополняли сведения ранних, и в этом анализе учитывать Днепр не следует. Таким образом, анализ востоковедов не дал абсолютно ничего нового. Никто ведь и не собирался искать русов за пределами обрисованного ими региона. Смущает лишь то, что целый пласт источников признан безнадёжно запутанным и недостоверным. В то же время И. Г. Коновалова сетует на однообразие подхода всех аналитиков:

Характерно, однако, что увеличение количества версий локализации «острова русов» в историографии не сопровождалось поиском новых методических подходов к анализу информации источников.

Коновалова И. Г.,
источник

В этом с ней, несомненно, можно согласиться. Все попытки анализа этих сведений очень похожи друг на друга, с близкими аргументами, хотя каждый автор по-своему выстраивал приоритеты среди них. Отметим, что при анализе работ арабских географов меньше всего внимания уделено самой географии. Привязки чаще всего ищутся исходя из упоминания тех или иных народов, место проживания которых считается установленным. В отношении же рек, гор и морей обычно говорят о невообразимой путанице. Продолжение этой традиции просто не имеет смысла — ничего конкретного она не может дать в принципе.

Предыдущий метод оказался совершенно бесплодным, и новый должен от него отличаться не в деталях, а кардинально. А для того, чтобы полученные результаты имели вес, метод должен опираться на исключительно твёрдые факты и быть предельно строгим в оценках. Именно такой мы и предложим.

Суть метода такова:

  • тексты географов анализируем с позиции географии, не привлекая чужих рассуждений о местоположении упоминаемых племён;
  • из географических ориентиров используем лишь однозначно понятные любому путешественнику и не зависящие от варианта перевода текста. В качестве таковых выбираем сведения о руслах рек, их поворотах и слияниях;
  • ищем реки не по отдельности, а в совокупности, как единое целое;
  • требуем совпадения не отдельных деталей, а полного и прямого соответствия тексту;
  • вместо поиска в априорно заданном регионе, ищем сам регион, содержащий весь нужный клубок рек целиком.

Действительно, ничего не стоит найти в нужном месте реку с подходящим руслом, если не быть требовательным к степени соответствия тексту. Найти же весь клубок рек, да ещё требуя при этом жёсткого прямого совпадения с текстом, и не только каждого русла, но и взаимных слияний, можно только в одном случае — если описанная местность действительно существует, а арабские авторы абсолютно чётко её знали и обрисовали без ошибок. И если в соответствии с этим методом мы сможем указать конкретную местность с реками и болотами, оснований сомневаться в строгости анализа у нас уже не будет.