Столица хазар

Говоря о поиске хазарских границ, мы уже приводили рассуждения о неуловимости столицы Хазарии. Уж как её только ни искали, даже на дне Каспия, но реальных следов столицы могучего государства нет в помине. А ведь это очередной нонсенс. Государство ищут не там, где видны его следы, а там, где требует теория. И чем яснее отсутствие следов, тем решительнее защищают догмы. Столица такого государства просто обязана оставить следы своего расцвета и разгрома. Где найдутся похожие следы, там её и следует искать. А в найденных нами границах таких следов предостаточно, да и расстояние от берега до столицы мы уже знаем. На это уже можно опереться.

На территории пеньковской культуры резко выделяется так называемое Пастырское городище. От остальной культуры оно как будто обособлено, а в момент её исчезновения оно было разгромлено и сожжено. А вот остальные поселения разгрому не подвергались, их население просто куда-то ушло. Уходя, население зарывало в землю сокровища, очевидно скрывая их от пришельцев и надеясь вернуться. Сильно выделяется городище среди всей пеньковской культуры ещё и тем, что это чуть ли не единственное укреплённое поселение. Здесь жили гончары, кузнецы, ремесленники и ювелиры.

«Единственным значительным укреплённым поселением антского ареала с VI в. являлось Пастырское городище... Пастырское являлось центром изготовления и распространения гончарной керамики. ...

Если экономический статус Пастырского играл большую роль в жизни антской общности, то неизбежна постановка вопроса и о политическом его статусе. Пастырское, единственное, по сути, укрепление антов, являлось естественным средоточием их общественной жизни. Только здесь (не обязательно прямо на площади городища) можно предполагать местонахождение веча „всех антов“, о котором говорит Прокопий».

Относительно антов мы уже ситуацию знаем, к моменту расцвета пеньковской культуры их уже целое столетие никто не упоминал. А вот статус Пастырского нам может быть интересен. О его политической значимости говорят и другие исследователи. При этом ещё отмечается полиэтничность поселения, как и в описаниях хазарской столицы.

«Пастырское городище было крупным торгово-ремесленным и, скорее всего, административным центром, в котором проживало разноплемённое население. Кроме славянских жилищ здесь открыты остатки юртообразных построек кочевников».

«Как поселение ремесленников — гончаров, ювелиров и кузнецов — рассматривал Пастырское городище П.Н.Третьяков. Расположение городища в славянской среде и существование на нём полуземлянок послужили основанием для интерпретации его как славянского. Д.Т.Березовец усматривал в нём салтовский опорный пункт, где пребывал хазарский наместник. Ставка кагана находилась на славянской территории и включала смешанное население, среди которого были славяне и болгары».

И если Пастырское выделяется из всей пеньковской культуры как некий административный центр, то не удивительно, что при нашествии именно оно было уничтожено врагом. А раз уж пеньковская культура принадлежит хазарам, то это явно ставка не наместника, а самого кагана. По источникам она известна как ал-Байда, откуда и бежал каган до неких гор спасаясь от войск Марвана. В погоне за ним арабы переправились через ту непонятную реку славян. Эти славяне и беспрецедентная ночная переправа заводили в тупик любой анализ в отношении Волги. А споры о волжских славянах идут запредельно жаркие. Найденная нами конфигурация полностью свободна от этой проблемы. Войска Марвана форсировали Днепр или один из его притоков. Это задача куда проще и славяне здесь на каждой реке в изобилии. А путь бегства хакана от арабских войск мы можем определить по зарытым в землю кладам. Среди них нашлись близнецы, но совсем не похожие на всех остальных.

«В Институт археологии АН УССР поступили в 1949 г. два клада ювелирных вещей, датируемые VIII в.н.э. Один клад найден на Пастырском городище, где находки изделий ювелирного ремесла середины I тыс. н.э. отмечались неоднократно; другой — возле с. Харивки Путивльского р-на Сумской обл. В состав кладов входили очень близкие (а иногда и абсолютно идентичные) вещи, благодаря которым вполне определённо устанавливалась принадлежность обоих кладов не только к одной эпохе, но и к одному культурному кругу, к единому культурному комплексу».

Выяснилась весьма любопытная деталь — несмотря на такое сходство находок, в Пастырском городище были зарыты в основном более грубые украшения, сделанные из низкопробного металла. А вот в хоривском и металл высокой пробы, и качество изготовления намного выше. Теперь мы можем легко объяснить их происхождение — это сокровища бегущего хакана. Самые ценные вещи он увёз с собой, а менее ценные были зарыты в землю ещё в столице. А вот когда Марван у неких гор догнал беглеца — зарыть пришлось и всё остальное, что хакан до конца держал при себе. Это пожалуй лишь та часть клада, которую потом не нашли сами хозяева. Хазарский каган успел добраться до гор и лесов, а целью его называют стремление собрать для отпора армию союзных Хазарии булгар. Этот путь к булгарам выглядит так:


Бегство хакана из столицы за помощью к булгарам