Роксоланы

После того, как нам удалось подтвердить границы хазар и булгар их археологическими культурами и хронологией, встаёт вопрос о таком же веском подтверждении локализации самой руси. Каким образом она оказалась в припятских болотах. Болотистый остров русов это хорошо, полное совпадение с источниками замечательно, но у столь удивительной находки должны быть некие внятные корни и истоки. Близкую локализацию некогда указывали Ломоносов с Костомаровым, но эти построения давно отвергнуты. Некогда средневековые авторы выводили народ Руси из древнего племени роксолан. Однако эта версия была почти сразу историками отброшена. На смену ей пришла норманнская и со временем укрепилась так, что её оппонентов уже и упоминать перестали.

Строго говоря, прямых аргументов у неё нет. Зато трактовка косвенных отработана до блеска. Иногда их решительно выдают за прямые, но споры на этой почве занятие бесперспективное. Мы лучше рассмотрим тех забытых роксолан и определим, почему их в древности с Русью отождествляли.

Первые и наиболее подробные сведения о роксоланах нам оставил Страбон. Его «География» написана во времена жизни Христа, но Земля в ней уже описывается как шар, на который наносятся параллели и меридианы. Даже длину экватора он определил весьма точно. Своей задачей Страбон ставил описание обитаемой части Земли. Он указывает границы обитаемого мира, как ему они представлялись, и описывает народы в этих пределах. Роксоланам он уделил внимания пожалуй больше, чем кому бы то ни было. Его сведения, дополненные Птолемеем, Тацитом и некоторыми другими авторами стали основой сегодняшних знаний о роксоланах. Знания эти небогатые, они коротко сводятся к тому, что роксоланами именовались ираноязычные кочевники всё того же приазовья, которые и следов-то внятных не оставили.

Есть конечно попытки связать с ними те или иные могильники кочевников, но привязка их к роксоланам делается исключительно исходя из места и времени. Кто же, если не роксоланы — не невидимки же они. Невозможность дать твёрдую привязку подчёркивают сами специалисты. Приазовье оказалось удобнейшей шапкой-невидимкой для множества ложных теорий, вот и роксоланам место там нашлось.

География роксолан по имеющимся источникам свелась к северному Причерноморью или Приазовью. По сведениям Страбона роксоланы якобы кочуют между Днепром и Доном и с юга граничат с Азовским морем. «Советская историческая энциклопедия» говорит о них так:

«По Страбону, Р[оксоланы] „следуют за своими стадами, выбирая всегда местности с хорошими пастбищами; зимою в болотах около Меотиды, а летом — и на равнинах“».

В середине 2 века в своём «Географическом руководстве» Птолемей несколько уточнил местоположение роксолан, и перечислил всех их соседей. У него роксоланы действительно привязаны к берегу Меотиды, т.е. к Азовскому морю. В общем-то, на этом вся конкретика и заканчивается. Но есть и некоторый повод усомниться в полноте анализа источников. Во-первых, мы уже столкнулись с множественностью Меотид у средневековых арабских и европейских авторов, во-вторых, анализ страбоновских цитат ведётся в отрыве от их контекста. И хотя подробно проанализировавший эту информацию Мачинский пытался отделить роксолан от сарматов, коллеги его не поддержали. Да и сам он не отказался от постулатов об ираноязычности роксолан и кочевом образе их жизни. Локализацию роксолан Мачинский описывает привычным образом.

По нижнему течению Днестра живут тиригеты. Между Днестром и Днепром живут сарматы-царские, сарматы-язиги и урги. Прилегая с севера к этим степным областям, от устьев Дуная до Днепра живут различные племена бастарнов. Сразу же за Борисфеном по направлению к Дону живут роксоланы (Страбон, VII, 3, 15 — 17).

Мы к этому «направлению к Дону» вернёмся, но в общем-то ситуация схожа с той, что сложилась у востоковедов при анализе арабских текстов. Анализ и здесь начинают с готовыми априорными стереотипами и не пытаются построить цельную картину, изложенную самим автором. Текст древнего географа остаётся при этом лишь набором цитат, которые активно корректируется прямо в ходе анализа. В результате, прежде чем зафиксировать точку зрения самого Страбона, его не один раз правят мнением Тацита и других. А ведь следовало бы построить картину представленную каждым из авторов без каких-либо правок, и только потом уже готовые сличать их между собой и искать какую-то истину.

Мы не будем вслед за другими считать терминологию древних авторов стандартизованной и делать выводы исходя из простых созвучий. Такие термины как сарматы или скифы в древних текстах выглядят слишком размыто, то совпадая между собой, то различаясь. В работе Птолемея вся Восточная Европа именуется Сарматией, другие авторы столь же смело её именуют Скифией. Поэтому будем в первую очередь обращать внимание на твёрдые географические сведения и прямые утверждения, а не на спорную терминологию.