Археологические следы булгар

Таким образом, и нарративные источники, и топонимия полностью подтверждают местоположение булгар, полученное из нашей теоремы. Но все подобные построения могут остаться не более чем курьёзной точкой зрения, если они не подтверждаются археологией. В указанных границах должны существовать археологические культуры, причём характер находок должен соответствовать тому, что нам известно о булгарах, и хронология должна явно совпадать с булгарской. Да ещё и степень совпадения всех этих признаков должны быть явно лучше, чем у критикуемой теории, иначе она всё равно устоит. В хазарских границах действительно оказалась культура синхронная хазарам, теперь следует указать культуру, одну или несколько, столь же подходящие булгарам. Культуры должны демонстрировать явные следы родства с хазарской, поскольку долгое время булгары были союзниками хазар. Царь Иосиф их своими данниками называет. Мы помним, что и во время нашествия арабских войск Марвана хазарский хакан бежал к булгарам за помощью, да не успел. Источники указывают даже близость хазарского и булгарского языков.

Ал-Истахри:

«...Язык булгар схож с языком хазар, а у буртасов язык другой, и также язык русов другой, чем язык хазар и буртасов».

Ибн-Хаукаль:

«Язык Булгар сходен с языком Хазар; Буртасы же имеют другой язык, также язык Русов различен от языка Хазар и Буртасов».


Локализация народов по Theorema Inopinatum

Первые сведения о булгарах появляются в 4 веке в латинском хронографе. В 7 веке Булгария достигла пика своего могущества. После смерти же великого хана Кубрата пять его сыновей, нарушив завет отца, начали враждовать меж собой и, взяв свою часть народа, каждый ушёл на новые земли. Трое ушли на запад, на Дунай и в Паннонию, один ушёл на Дон, и только старший сын Батбоян, тот самый Ватвай, остался на земле отца. Таким образом, их археологические культуры должны появляться не позднее 4 века и сильно запустеть в седьмом. А севернее булгар, между ними и эстиями, по сообщениям Иордана жили некие акациры. Они в отличие от булгар не занимались земледелием. В поиске тех акациров нам могут пригодиться сведения о разорении их земли гуннами. Вот как об этом рассказывает историк 5 века Приск Панийский:

«Онигисий в это время был послан с старшим сыном Аттилы к акацирам, народу скифскому, покорившемуся Аттиле по следующей причине:

В акацирском народе было много князей и родоначальников, которым царь Феодосий посылал дары, для того, чтоб они, быв между собою в согласии, отказывались от союза с Аттилою, и держались союза с римлянами. Тот, кому были поручены эти подарки, раздал их каждому князю не по достоинству. Куридах, главный между ними по власти, получив подарки, следовавшие второму по нем, почитал себя обиженным и лишённым должной ему награды. Он звал к себе на помощь Аттилу против других соначальников. Аттила послал к нему немедленно многочисленное войско. Одни из князей акацирских были этим войском истреблены, другие принуждены покориться».

Т.е. Аттила подчинил себе племя акациров, и вскоре начал свои грандиозные походы против Византии и Европы. Акациры в этих походах оставались в подчинении одного из его сыновей:

«На другой день я пошёл ко двору Аттилы с подарками для его супруги. Имя её Крека. Аттила имел от неё трёх детей, из которых старший был владетелем акациров и других народов, занимающих Припонтийскую Скифию. Внутри ограды было много домов; одни выстроены из досок, красиво соединённых, с резною работою; другие из тёсанных и выровненных брёвен, вставленных в брусья, образующие круги; начинаясь с пола, они поднимались до некоторой высоты. Здесь жила супруга Аттилы; я впущен был стоявшими у дверей варварами и застал Креку, лежащую на мягкой постели. Пол был устлан шерстяными коврами, по которым ходили».

В этом тексте исследователей всегда смущало то, что гуннский вождь живёт в доме, да ещё украшенном резьбой. Правда, это не поколебало уверенность в том, что и гунны, и акациры, были кочевниками и жили-таки в юртах. Но нам здесь важнее то, что акациры в 5 веке уходят вместе с войсками Аттилы, а это должно отразиться на их археологической культуре.

Выглядят археологические культуры той эпохи так.


Археологические культуры 4…8 веков.

Родственными пеньковской в интересующей нас зоне являются сразу несколько культур. Это колочинская, тушемлинская, мощинская и именьковская культуры. Они восходят к общим предкам, у них много общего и в частности имеют тесную связь с подунавьем. Связь эта хорошо просматривается на картах характерных археологических находок, всевозможных украшений, характерных ножей и т.д.

Здесь можно ещё раз вспомнить о карте данников царя Иосифа, составленной нами ранее. В них очень много общего и Иосиф вовсе не приукрашивал ситуацию, отвечая испанскому еврею. Эти карты находок, его слова очень наглядно подтверждают. Сами находки эти считаются привнесёнными из дунайского региона переселившимися в эти земли славянами. Причиной переселения часто называется приход на Балканы булгарских орд Аспаруха. То есть жили булгары в приазовье, а после смерти Кубрата многие из них ушли на Балканы. В результате этого нашествия балканские славяне вынуждены были переселиться в обратном направлении, только уже не в степь, а в лесную зону.


Памятники с находками, привнесёнными из Дунайского региона.


Распространение височных украшений дунайских типов

Удивительные дела творились в это время между Днепром и Волгой, судя по таким теориям. Ещё бы, сокрушительный разгром Марваном хазарского царства приводит не гибели их археологической культуры, а к её рождению. А в 7 веке после смерти Кубрата его сын Аспарух вытесняет славян с Балкан. В результате славяне уходят на восток и занимают все те земли, где мы видим находки, привнесённые с подунавья. Т.е. пришли дунайские славяне, и дунайские вещи с собой принесли. Именно так видится славянизация всего этого региона специалистам. Ведь и в летописи сказано, что давным-давно славяне с Дуная пришли. Но вот незадача, приход больших масс славян не приводит к появлению новых археологических культур. Наоборот, именно в этот момент в зоне обилия принесённых из подунавья находок исчезают сразу 4 культуры.

Не менее удивительная картина и в первоисточниках — в степях приазовья почти бесследно кочуют булгары, акациры, а чуть восточнее хазары и обо всех их много пишут авторы того времени. Попытки найти археологические следы этих племён результатов не дают в силу их кочевого характера. А вот севернее этой зоны чётко фиксируются мощные археологические культуры того же времени, но отождествить их не с кем, поскольку древние авторы их полностью проигнорировали. В итоге названные в источниках народы оказались невидимками для археологов, а хорошо заметные жители лесной зоны невидимками для древних авторов — невероятная ситуация. Хуже её уже не сделаешь, попробуем улучшать.

И если наш анализ указывает булгарские племена в зоне этих бесхозных археологических культур, то следует и хронологию их сопоставлять с тем, что сообщают о булгарах имеющиеся источники. Сразу четыре родственные культуры в указанной зоне имеют общую хронологию, колочинская, тушемлинская, мощинская и именьковская культуры, они появляются в 4 веке и исчезают в седьмом. Это удивительно точно соответствует тому, что нам известно о булгарах. Появились сообщения о них одновременно с появлением археологических культур. Строго говоря, предвестники некоторых культур обнаруживаются и ранее, но датируют их всё же 4 веком. А в 7 веке умирает хан Кубрат и сыновья, нарушив завет отца, ссорятся, разделяют народ и уводят на новые земли. Все четыре культуры разом исчезают, причём следы военных действий при этом заметны только в тушемлинской, остальные покинуты по непонятной причине. Братьев было пять и четверо из них ушли, а старший остался со своим народом на землях отца. Ему можно сопоставить культуру рязанско-окских могильников (КРОМ), весьма мощную и воинственную. Она контролировала всю территорию бывшей городецкой культуры. Ещё целое столетие она остаётся на своём месте. Кстати в 7 веке она тоже была засыпана стрелами, но на стенах почему-то гибли женщины и дети. Предполагают, что мужчины в это время были в военном походе. Всё это вполне соответствует источникам, говорящим о межусобице и разделении государства.

А севернее этих булгарских культур без труда можно указать тех акациров — это дьяковская культура. Она действительно принадлежала охотникам и скотоводам. Сельское хозяйство в ней было развито слабо.

Д.А.Авдусин

Значение земледелия было невелико: на дьяковских городищах мало сельскохозяйственных орудий. Поселения дьяковцев располагались главным образом в лесной зоне, населению приходилось бороться с лесом. Для этого был нужен прежде всего топор, а топоров, так же как и мотыг, на дьяковских городищах найдено мало, однако много серпов и зернотёрок. Таким образом, земледелие у дьяковцев существовало, но как второстепенный вид хозяйства, и вряд ли оно было подсечным, при котором главные работы выполнялись топором.

Исчезает дьяковская культура в 5 веке, как раз когда Аттила отправился в свои дальние походы, прихватив с собой и акациров. Вместе с дьяковцами в это же время исчезла и культура штрихованной керамики. Только она, в отличие от дьяковской, погибла в огне и засыпана стрелами с трёхлопастными наконечниками. Точно такими же стрелами в 7 веке воевали между собой сыновья Кубрата, этими наконечниками просто усеяны КРОМ и тушемлинская культуры. Культура штрихованной керамики, это как раз владения тех князей акациров, которых в 5 веке истребили войска Аттилы.

Напомним, что Иордан помещал акациров сразу же после эстов, держащих берег моря. И если их локализация в степях приазовья и севернее вызывала недоумение у самих «локализаторов», то в нашем случае всё обстоит именно так, как указал Иордан. Вместо недоумения и привычных гипотез что, как и почему было перепутано, можно лишь констатировать удивительную точность источника.

Таким образом, оказывается, что древние авторы писали не о кочующих племенах-невидимках, а о вполне наблюдаемых, и не оставили без внимания жителей лесной зоны. Что же касается реальных следов кочевников в приазовье, то это как раз те альциагиры, что летом в степях, а зимой у моря.

Культуру рязанско-окских могильников считают финно-угорской. Одной из загадок этой культуры является её бесследное и беспричинное исчезновение. Её не стало в 8 веке и убедительного объяснения этому пока не предложено. То есть нашествие на оставшихся без защиты женщин и детей она пережила, а через столетие сама вдруг исчезла. Нет, она не умерла от старых ран, и мы без труда можем дать объяснение этому феномену. Как раз в 8 веке, по сообщениям византийского императора, венгры ушли в некую таинственную Леведию, затем в Ателькузу и, в конце концов, оказались в современной Венгрии. Напомним, что это та самая Ателькуза, в связи с которой рекой Итиль признавали-таки Днепр. Но мы не станем искать эти загадочные земли, отметим лишь синхронность этих событий, финно-угорский характер КРОМ и исчезновение без видимых причин. Прародина венгров такая же загадка, как и прародина булгар, и ищут её там же — всё в тех же степях приазовья, где ещё и хазары с акацирами. Венгры там тоже якобы кочевали и не оставляли следов. А если добавить туда ещё и названных Иорданом гуннов-альциагиров, то в степи яблоку упасть было негде. Вот только следов не видно.

Если КРОМ, это народ, оставшийся с Батбояном на земле Кубрата, то следует признать, что Великая Булгария была полиэтнична, и главенство в ней принадлежало воинственным предкам венгров. Поход Аттилы на запад закончился тем, что гунны быстро откатились обратно в Причерноморье и там, как считается, были ассимилированы другими кочевыми народами. Мы же можем здесь как раз указать на те карты с находками, привнесёнными из подунавья. Это сами булгары возвратились домой из похода с новыми вещами и технологиями. Очевидно, это знакомство с Балканами и стало причиной их повторного ухода туда после смерти Кубрата. А ещё через столетие туда ушли и венгры, правда не сразу, а через Леведию и Ателькузу.

Ещё один нюанс, КРОМ имеет явную связь с черняховской культурой северного Причерноморья, причины которой непонятны. И как раз в Причерноморье указывал некое племя хунов Клавдий Птолемей. Он писал во 2 веке, когда готы только захватывали причерноморскую территорию, а через столетие эти хуны уходят от готов на север, и появляется КРОМ, несущая в себе многие яркие приметы черняховцев. Средневековые авторы с гуннами отождествляли именно венгров и булгар, это современные ищут их корни в Китае. В конце 4 века эти самые гунны наносят готам сокрушительный удар через болота Меотиды.

Охотники из этого племени, выискивая однажды, как обычно, дичь на берегу внутренней Мэотиды, заметили, что вдруг перед ними появился олень, вошёл в озеро и, то ступая вперёд, то приостанавливаясь, представлялся указующим путь. Последовав за ним, охотники пешим ходом перешли Мэотийское озеро, которое [до тех пор] считали непереходимым, как море. Лишь только перед ними, ничего не ведающими, показалась скифская земля, олень исчез.

...

Лишь только они перешли громадное озеро, то — подобные некоему урагану племён — захватили там алпидзуров, алцилдзуров, итимаров, тункарсов и боисков, сидевших на побережье этой самой Скифии.

Это ещё одна загадка древних источников, и здесь следует либо в очередной раз признать весь сюжет полностью выдуманным, либо искать некую другую Меотиду, которую перейти вброд, зная тайные тропы, всё-таки можно. Северная Меотида для этой роли подходит как нельзя более. Её и перейти можно, и непроходимой считалась, и есть кому переходить, и переход этот оказывается стратегическим ударам готам в тыл. Такая же загадка таится и в сообщении о первоначальном расселении самих готов.

«38. Мы читали, что первое расселение [готов] было в Скифской земле, около Мэотийского болота; второе — в Мизии, Фракии и Дакии; третье — на Понтийском море, снова в Скифии;...

39. Всё же вернёмся к нашей основной теме. Когда вышеназванные племена, о которых мы сейчас ведём речь, жили на первом месте своего расселения, в Скифии у Мэотиды, то имели, как известно, королём Филимера; на втором месте, т.е. в Дакии, Фракии и Мизии, — Залмоксеса…»

Согласно трактовкам этого текста готы, продвигаясь на юг, поначалу ушли с берегов Балтики сразу в приазовские степи, затем переместились на Балканы и только потом облюбовали территорию современной Украины, которую ранее дважды пересекли не останавливаясь. Что могло так привлечь северный народ в далёких ковыльных степях? Там и следов-то никаких от готов не найдено. Видно тоже кочевали как те хазары с булгарами и акацирами.

Несуразность такой трактовки также легко устраняется, если вспомнить о нашей Северной Меотиде. Конечно же, готы расселяясь не прыгали через Украину сначала в приазовские степи, а потом обратно. Выдвигаясь с севера на юг, они сначала заселили берега Северной Меотиды, затем спустились в Дакию, в Мезию и Фракию, после чего выдвинулись на восток в северное Причерноморье выдавив оттуда местных хунов. Там и располагались владения короля Германариха, когда гунны нанесли ответный сокрушительный удар через непроходимые болота Северной Меотиды. Переход через Азовское море физически невозможен, да и смысла в нём нет — ведь владения готов не доходили до его берегов. А удар чарез Северную Меотиду выводит гуннов прямо в сердце державы Германариха. В этой операции гуннам помогают некие росомоны, тяжело ранившие Гарманариха. Их имя явно напоминает местных роксолан. Но о них позже.


Расселение готов и удар гуннов через Меотиду.

В очередной раз мы убеждаемся в правильности сообщений средневековых авторов, называвших гуннами венгров и болгар. Это потом такие сообщения высмеяли и вывели гуннов с далёкого Китая от племени сюнну. Говорят, даже археологические следы их перемещения в Европу удаётся надёжно проследить. Видно кочевали эти сюнну не так, как невидимки хазары с булгарами, тысячи километров не стали помехой археологам. Это только местным племенам не везёт. И вот оказалось, что древние авторы нисколько не обманывали, и гунны это всё-таки венгры с булгарами и есть. Все эти поздние теории возникли от стремления привязать гуннов к южной Меотиде, а там действительно кроме кочевников взять некого. Вот и пришлось сочинять теории одна другой ветвистей.

В упомянутой книге Мишина есть ссылка на рассказ ад-Димашки о паломниках из Волжской Булгарии, побывавших в 1041—1042 г. в Багдаде. На вопрос, кто они, булгары ответили, что их народ — смесь тюрок и сакалиба. Славянами как мы помним, ибн-Фадлан именовал булгар. А венгров арабы именовали ат-турк, баджгарды, башджарды. У ал-Гарнати они названы башкирдами. Смесь тюрок и сакалиба вполне вписывается в эти названия венгров и булгар. Но здесь ещё нужно вспомнить то племя аль-Башгирд, которое ибн-Фадлан встретил, пройдя семь рек после Волги. До конечной точки маршрута оставалось ещё семь рек. Иначе говоря, племя это где-то посредине между Волгой и тем святилищем в Тушемле, что он описал. В этом случае аль-Башгирд ему встретились в районе КРОМ. Это действительно венгерская культура. Находясь там, ибн-Фадлан отметил культ фаллоса у этого племени.

«каждый из них вырезает кусок дерева, величиной с фалл и вешает его на себя, и если захочет отправиться в путешествие или встретит врага, то целует его (кусок дерева), поклоняется ему и говорит: „О, господин, сделай мне то-то и то-то“. И вот я сказал переводчику: „Спроси кого-либо из них, какое у них оправдание (объяснение) этому и почему он сделал это своим господином (богом)?“ Он сказал: „Потому, что я вышел из подобного этому и не знаю относительно себя самого иного творца, кроме этого“».

Следы культа фаллоса и сегодня видны в районе Ярославского Поволжья. Культ множества животных, птиц и рыб, упоминаемый ибн-Фадланим, характерен для мордвы. И как раз на границе дьяковской культуры и КРОМ обнаруживаем речку Башкирдова и посёлок Башкирдово.

Наконец, ещё раз упомянем «древности антов», две группы кладов, зарытых на стыке колочинской и пеньковской культуры. Причины их выпадения остаются неясными, никакой войны в это время в регионе не зафиксировано. В колочинской и пеньковской культурах 7 века следов пожаров нет.

«Тезис о „войне VII века“ в Среднем Поднепровье стал практически общим местом, несмотря на то, что других подтверждений, кроме самого факта сокрытия кладов, он не имеет».

Мы же без труда можем указать причину этих явлений. Если вторая группа кладов выпадает в момент нашествия арабских полчищ Марвана, то первая приходится аккурат на момент распада Великой Булгарии, когда начались распри между сыновьями Кубрата. В это время горела тушемлинская культура, и на стенах укреплений КРОМ гибли женщины и дети. После этих потрясений Великой Булгарии не стало. Население колочинской культуры тоже спешно покинуло свои земли. Эти события и заставили людей прятать сокровища в землю.