Из варяг в греки

Есть ещё один таинственный маршрут в летописи — это знаменитый путь «из варяг в греки». О его загадках написано очень много, но ясности это так и не добавило. ПВЛ о нём рассказывает так.

«Поляномъ же живущим о собѣ по горамъ симъ, и бѣ путь из Варягъ въ Грѣкы, и изъ Грѣкъ по Днепру, и вѣрхъ Днѣпра волокъ до Ловоти, и по Ловоти внити в Илмерь озеро великое, из негоже озера потечеть Волховъ и втечеть въ озеро великое Нево, и того озера внидет устье в море Варяское. И по тому морю внити доже и до Рима, а от Рима прити по тому же морю къ Цесарюграду, и от Царяграда прити в Понтъ море, в неже втечет Днѣпръ рѣка. Днѣпръ бо течеть изъ Воковьского лѣса, и потечеть на полудни, а Двина изъ того же лѣса потечет, и идеть на полуночье и внидет в море Варяское. Ис того же лѣса потечеть Волга на въстокъ и вътечет седьмьюдесятъ жерелъ в море Хвалийское. Тѣмьже из Руси можеть ити по Волзѣ в Болгары и въ Хвалисы, и на въстокъ доити въ жеребий Симовъ, а по Двинѣ въ Варягы, а изъ Варягъ и до Рима, от Рима же и до племени Хамова. А Днепръ втечет в Понтеское море треми жералы, иже море словеть Руское, по нему же училъ святый апостолъ Андрѣй, братъ Петровъ».

Из текста непонятно, какая его часть относится собственно к пути, поскольку описание Западной Двины, Волги и Каспийского моря, это уже просто география рек и морей, равно как и Рим с племенем Хама. Странным выглядит и то, что путь в греки начинается не от самих варяг, не из шведской Бирки, как его обычно рисуют, а от киевских полян, наблюдающих поход со своих холмов. А вот кривичей, таскающих тяжело гружёные суда на волоках, летописец и не вспомнил.

Не раз обсуждалась нелепость самого маршрута через волок от Днепра до Ловати. Ведь Ловать река мелкая, да ещё с перекатами. Неоднократные попытки протащить по этому пути уменьшенные копии драккаров неизменно заканчивались провалом. При этом волок пересекает русло куда более удобной для судоходства Западной Двины. Путь по ней в Швецию гораздо короче и несопоставимо легче. Зачем же было тащить ладьи через судоходную Двину в мелкую Ловать, если они направлялись в Швецию?! Ещё печальнее, что и скандинавские источники ничего о том пути не знают.

Общий итог удручающий, маршрут нерационален и непреодолим, выполняющие самую тяжёлую работу кривичи не упомянуты вовсе, в Швецию путь не заходит, неизвестен он и шведским авторам. И начинается его описание с полян, которые к тем судам отношения не имеют. Неудивительно, что многие считают это фантазией летописца, которого отделяли от самих событий целые столетия. Как же справится с этим запутанным клубком проблем наша теорема?

По арабским текстам русь находилась в районе Припяти и в её составе были некие рыцари «моровват». На этой Северной Меотиде указывают арабы и варягов и колбягов, а топонимия это неплохо подтверждает. Русы у арабов «народ островной и корабельный». Отсюда, с острова русов, и начинался этот таинственный маршрут. Первым племенем, которое встречалось им на пути, как раз поляне и были, а дальше уже земли хазар. Потому кроме полян никто на том пути и не называется. Всё описание «пути из варяг в греки» и обратно заключено в короткой фразе.

«Поляномъ же живущим о собѣ по горамъ симъ, и бѣ путь из Варягъ въ Грѣкы, и изъ Грѣкъ по Днепру»

Это весь путь от начала до конца в обе стороны, а всё остальное, включая волок до Ловати, уже география местности. Кривичи к этому пути отношения не имеют, потому они и не упомянуты. С середины Днепра описание пути началось, здесь же тот путь и закончился.

Что же касается сведений летописца о Варяжском и Русском морях, то почерпнул он их в тех источниках, которыми сам пользовался. К примеру, Русским именовали Чёрное море арабы, и у летописца не было оснований им не верить. Понятно, что реально владеть этим морем русь никак не могла, однако это ошибка арабских авторов. Мы её детально рассмотрели выше. Морем варягов арабы тоже называли не Балтийское море, а тот «сладкий залив», что из него выходит. Залив идёт сначала к югу, а затем тянется на восток от славян до булгар-мусульман. Но летописец, как и наши востоковеды, подвоха не заметил. Русь и варяги на разных морях оказались, поставив в тупик всех историков.


Путь из варяг в греки. Один реальный, второй надуманный.

Вопреки мнению Толочко, Русь вовсе не являлась скандинавской торговой факторией. Крах торговли наглядно показал, кто у кого на содержании находится. После того как князь Святослав разгромил булгар и хазар, важных посредников Бирки в торговле с востоком, угас не логистический центр по имени Русь, потерявший теперь всякий смысл для скандинавской метрополии. Как раз наоборот, исчезла сама Бирка, та самая столица, откуда якобы управляли Русью.

Конец её можно датировать куда более точно. Полное отсутствие там столь обычных для Швеции германских и английских монет конца X века говорит о том, что она обезлюдела самое позднее к 1000-му, а может быть, и до 980 г. Самые новые из найденных там монет были отчеканены либо в 963 г., либо в 967 г., и гибель её вполне могла последовать очень скоро после этого[376].

Причины её исчезновения обсуждались многими учёными. Отсутствие отчётливого слоя древесного угля делает маловероятным её уничтожение в результате какого-либо насильственного акта, что само по себе, в любом случае, едва ли может быть удовлетворительным объяснением, ведь если бы источники процветания Бирки оставались неизменными, несомненно, существовал бы стимул к её восстановлению. … Значительно убедительнее другое объяснение упадка Бирки, состоящее в том, что между 965 и примерно 970 гг. оказалось нарушенным прямое сообщение между Балтикой и Волгой. Об этом со всей очевидностью говорят свидетельства нумизматики[379]. Для Бирки последствия такого нарушения должны были обернуться катастрофой. Связи с Волгой имели для неё первостепенное значение, и как только этот маршрут был закрыт, Бирка оказалась отрезанной от главного, если не единственного источника своего благосостояния.

Прорвав хазарскую блокаду в торговле с востоком, Русь и сама уже утратила интерес к Скандинавии. Вместе с торговой, она вскоре сменит и религиозную ориентацию с северной на южную. Приоритетным стало новое направление, и Скандинавия больше не нужна.

Отметим основные моменты. Бирка исчезает из-за обрыва торговых связей с Волгой, это чётко видно по арабским монетам. Именно в это время Святослав уничтожает важнейший торговый город Булгар. Одновременно с этим на его пути к вятичам непонятным образом исчезает богатейшее Гнёздово. А вот Спасск Татарский, точнее городище, назначенное на роль Булгара, в это время никто не беспокоит и рынок в нём процветает. Позволим себе спросить, а отчего тот путь на Волгу оборвался-то, если Святослава там не было, если городище в селе Успенское процветало? Да и в низовьях Волги, как мы помним, даже косвенных следов погрома не нашли. Зато в Гнёздово налицо следы военного разгрома, да и связь с Биркой сомнения не вызывает. Наличие там скандинавских захоронений как раз один из столпов норманнской теории. Этих скандинавов нам варягами и назначают. Вот только к Руси те захоронения отношения не имеют ни малейшего. Это булгарская столица, которую за 40 лет до похода Святослава посещал ибн Фадлан. Она действительно активно торговала с Биркой. Не стало Гнёздово — не стало и Бирки, а Русь расцвела. На благополучии Спасска-Татарского всё это не отразилось никак.

Путь «из варяг в греки» начинался на острове русов, и шёл на юг по Днепру через земли полян, а затем хазар. Царь Иосиф незадолго до разгрома похвалялся, что держит русов и не позволяет им ходить по реке, а булгары ему союзники. Их совместными усилиями возможности торговли для Руси были сильно ограничены. Святослав упрашивать не стал ни тех, ни других, но ему сразу всё позволили. Бирка пережить это не смогла.

Отметим ещё одну примечательную деталь. Варяги у нас расположились западнее Днепра, а на противоположном его берегу жили северяне. Их наша летопись зовёт «северо», а у хазарского царя они названы С-вар. Мы же помним осведомлённость царя Иосифа в славянских языках. Сходство этих названий  С-вар и Вар-яги выглядело бы совершенно случайным, если бы похожим именем не называли разделяющей их Днепр. Иордан даёт один вариант этого названия:

Но он, хотя и встретил их с малыми [силами], долго изнурял их и разбил настолько, что от врагов едва осталась небольшая часть; о6ращенные в бегство, они направились в те области Скифии, по которым протекают воды реки Данапра; на своем языке гунны называют его Вар.

А у византийского императора название это несколько отличается:

[Знай], что местность пачинакитов, в которой в те времена жили турки, именуется по названиям тамошних рек. А реки эти таковы: первая река под названием Варух, вторая река, именуемая Куву, третья река по имени Трулл, четвертая река, называемая Брут, пятая река, именуемая Серет.

В комментарии поясняется, что Варух это печенежское имя Днепра. Оказывается, на берегах реки с названием Вар или Варух прямо напротив друг друга живут племена с названиями С-вар и Варяги. Случайно ли это совпадение?