Археология хазар

Для поиска археологических следов хазар следует отметить основные вехи в их истории. Впервые хазары упоминаются в середине 6 века Псевдо-Захарием. Судя по его тексту, хазары живут в юртах у Чёрного или Азовского моря рядом с булгарами. Северо-западнее их обитают амазонки, восточными соседями которых является народ «е-рос». Этот текст многие считают первым упоминанием не только хазар, но и руси, хотя немало и отвергающих это упоминание как банальную ошибку древнего автора. Руси в это время здесь быть не полагается, она им мыслится исключительно в землях Скандинавии. Хазары и русы указываются соседями у самых разных авторов, от арабских и сирийских, до европейских. Этот факт сильно омрачает теорию, по которой хазары оказались в низовьях Волги, а остров русов в северных болотах или Скандинавии. В нашем же варианте хазары действительно соседствуют с островом русов, и даже загадочный народ «е-рос» неплохо перекликается с описанием этого острова у Гардизи, где сказано:

«И есть у них царь, называемый хакан-е рус».

Хазары успешно воевали с арабами за Кавказ, но в 737 году подверглись сокрушительному разгрому от войск ибн-Марвана. По сведениям ал-Куфи войска арабов и хазар в ожидании сражения двигались по разным брегам некой славянской реки, но арабы сумели ночью незаметно переправиться и неожиданным ударом полностью уничтожили всё хазарское войско. Марван загнал хазарского кагана в горы, вынудил его принять мусульманство, а затем угнал на Кавказ и расселил там 20 тысяч славянских семей. Всех беглецов, пытавшихся вернуться обратно, арабы перебили.

После этого войска выступили и вскоре достигли города ал-Байда, в котором пребывал хакан, царь хазар. Хакан стал убегать от Марвана и вскоре добрался до гор. Марвану и муслимам в стране хазар сопутствовал успех и они достигли даже земель, расположенных за Хазарией. Затем они совершили набег на славян (сакалиба) и на другие соседние племена безбожников и захватили из них 20 тысяч семей. После этого они пошли дальше и вскоре добрались до реки славян (нахр ас-Сакалиба).

Хазария сумела восстановиться после этого разгрома, построила в 9 веке ряд крепостей на Дону, перенесла столицу в город Итиль, приняла иудаизм, обложила данью многие славянские племена. Хазары постоянно конфликтовали с Русью, и в 965 году хазарская столица и знаменитая крепость Саркел были разрушены князем Святославом, после чего Хазария прекратила своё существование.

Итак, появилось хазарское государство в середине 6 века, в первой половине 8 века оно подверглось чудовищному разгрому с угоном части населения на Кавказ и окончательно исчезло в середине 10 века. Именно такую датировку должна иметь их археологическая культура, или культуры.

И Артамонов, и его ученица Плетнёва, связали с хазарами Салтово-маяцкую археологическую культуру. И всё бы хорошо, но вот только с датировкой цифры явно не сходятся. Она появляется в середине 8 века, а исчезает в начале десятого. Её исчезновение неплохо соответствует сведениям о походе Святослава, но время появления решительно не совпадает — она появилась уже после разгрома хазар ибн-Марваном. Очевидно, разгром заставил хазар сменить место жительства, ведь и ал-Куфи о перемещении людей из Хазарии на Кавказ рассказывает. То есть жили хазары где-то по соседству со славянами у славянской реки, а после сокрушительного разгрома переместились в сторону Кавказа, в область Салтово-маяцкой археологической культуры.

Однако Плетнёва находит совсем другое объяснение. Предлагается считать, что хазары всегда жили в одном и том же месте, но кочевали и потому следов не оставляли. А вот после разгрома Марваном хазары решили жить оседло и заниматься земледелием, потому и археологические следы появились. Правда возникает вопрос, о какой же славянской реке писал ал-Куфи и каких славян мог угнать ибн-Марван на Кавказ с этих мест. Вопрос этот Артамонов решает очень просто — не было никаких славян и всё тут:

Этих пленных арабские писатели называют сакалибами, тем же именем они обозначают и реку, на которой находится их страна. Так как сакалибами арабы обычно именовали славян, то пленённых Марваном считают славянами, a местожительство их ищут на славянской реке — Дону или Волге. Однако, сакалибами арабы называли не только славян, и поэтому нет оснований сомневаться в известиях, согласно которым пленники Марвана были буртасы.

После таких решительных правок теория приобретает связный вид. Напомним, реки Бузан и Уг-ру списаны на ошибку переписчика, хронология Салтово-маяцкой культуры на поздний переход от кочевий к оседлости. Осталось объяснить славян, настигнутых у Волги, и вот объяснение найдено. Это, дескать, вообще никакие не славяне, арабы ведь кого ни попадя славянами называли. О славянах в арабских текстах споры велись не раз. На эту тему есть даже основательное исследование Д.Е.Мишина. Автор подробнейшим образом разбирает вопрос, всегда ли ас-сакалиба у арабов означает славян. Но в отношении тех славян, что были угнаны Марваном, он счёл недостаточно аргументированными обе версии.

Иную точку зрения предлагает Новосельцев. Он среди тех, кто относит поход Марвана не к Волге, а к Дону, откуда действительно можно было угнать неких славян. Но попытки перенести всю зону поиска хазар на Дон тоже не привели к особенным успехам, и список противоречий почти не уменьшился.

Буртасы, которых арабы якобы спутали со славянами, племя столь же туманное, что и хазары, а известия, в которых Артамонову «нет оснований сомневаться», это лишь мнение Зеки Валиди Тогана, ещё одного исследователя. В упомянутой хрестоматии Подосинова комментарии к сообщениям Йакуби затрагивают и этот момент дискуссии:

По мнению А.Зеки Валиди Тогана, ал-Йа’куби имел в виду буртасов или камских булгар, называя их славянами (как Ибн Фадлан именовал волжско-камских булгар славянами).

Т.Левицкий напомнил, что в византийских источниках есть упоминания о славянах среди народов западного Кавказа, Ибн ал-Факих тоже упоминал о славянском населении на Кавказе; впрочем, эти сведения ни другими источниками, ни какими-либо реалиями не подкрепляются.

Значит были-таки славяне на Кавказе, и кроме ал-Куфи их упоминали византийцы, да и другие арабские авторы. Но когда это становится препятствием для нужной теории, оказывается, что три автора из разных стран это вовсе не подтверждение друг друга. Зато нормой считается обоснование таких теорий свежевыдуманными гипотезами, о бесследных кочевьях, прерванных нашествием, об ошибках переписчиков, о неправильном упоминании славян. Хотя сами эти гипотезы уже ничем не подкрепляются, кроме соответствия той теории, из нужд которой они и выросли. Получается удивительная логическая конструкция, где теория опирается лишь на косвенные факты и гипотезы, которые сами-то держатся лишь на той теории. В итоге вся эта конструкция в целом не имеет никакой внешней опоры и по примеру известного барона, держится лишь сама на себе.

А теперь посмотрим, что же получится, если отталкиваться от нашей теоремы и найденных с её помощью хазарских границ. Теорема наша никаких гипотез не содержит, она лишь констатирует соответствие древних документов вполне реальной местности. Причём очень высокое соответствие. Но имеется ли в полученных нами границах археологическая культура, хронологически совпадающая с хазарами? Она есть, и границы её практически совпадают с найденными. Называется эта культура пеньковской. Появление её датируется как раз 5-6 веком, а исчезновение началом восьмого. Иначе говоря, появляется пеньковская культура одновременно с первым упоминанием о хазарах, а исчезает сразу же после нашествия ибн-Марвана. После этого и возникает салтово-маяцкая культура, причём действительно у Кавказа, куда были угнаны многие тысячи славян. Та в свою очередь исчезает сразу после разгрома Хазарии князем Святославом. Таким образом, археология и хронология культур замечательно совпадают с нашими построениями и источниками, причём без всяких правок и оговорок.

В салтово-маяцкой культуре исследователи действительно усматривают славянские корни. Этот факт упоминает и Артамонов, хоть и списывает его на предвзятость болгарских историков. У Подосинова тоже отмечено, что на Кавказе славян упоминают ал-Факих и византийские источники. И хотя авторы хрестоматии никаких подкрепляющих это реалий не усматривают, они всё-таки есть. Первое в источниках упоминание слова «сало» найдено как раз на Кавказе, причём в описании трапезы хазарского наместника. Там же зафиксированы следы известной легенды о Кие, Щеке и Хориве, причём именно в 8 веке, когда славяне были угнаны Марваном на Кавказ. Там же Л.С.Клейн указывает следы упоминания славянского бога Перуна в местных вайнахских сказках. Причём связывает их Клейн именно с арабским переселением славян.

В книге предложена новая реконструкция восточнославянского язычества, оспаривающая как выводы академика Б.А.Рыбакова, так и систему В.В.Иванова — В.Н.Топорова. Автор, известный русский археолог и филолог, открыл в чечено-ингушском фольклоре мифические предания о Перуне, занесённые на Кавказ тысячу лет назад переселением славян в перипетиях арабских завоевательных походов.


Археологические культуры хазар

И если в границах, указанных Артамоновым и Плетнёвой, вместо реальных следов нам предлагают лишь удивительные объяснения их отсутствия, и на Дону у Новосельцева ситуация не намного лучше, то для найденных нами границ этих проблем просто не существует. Можно сказать, что для пеньковской культуры ситуация диаметрально противоположная. Здесь не просто заметны следы славян, её славянской и считают, хоть и отмечают примесь чужого элемента. В ней явно видны следы погрома и торопливого бегства жителей, а кто кого громил непонятно. И случился тот погром у пеньковцев как раз во время похода ибн-Марвана.

О серьёзной военной угрозе, нависшей над племенами лесостепи, косвенно свидетельствуют клады вещей, в большинстве зарытые, как доказывают Г.Ф.Корзухина и А.К.Амброз, в конце VII — начале VIII в., т.е. в то время, которым определяется верхняя граница Пеньковской культуры.

Ирония состоит в том, что причиной бегства пеньковцев и зарытия ими кладов чаще всего называют нашествие хазар, которые, не подозревая о близкой беде с юга, жестоко громили своих северных соседей. А ведь это как раз сами хазары бегут от полчищ ибн-Марвана. Ещё раз подчеркнём контраст ситуации — у Волги, или на Дону просто обязаны быть следы погрома в середине 8 века, но их там нет, несмотря на все поиски. И славян там нет. А неподалёку имеются все следы подобного погрома именно в это же время, но совершенно некому их приписать. И славяне есть. А то, что жили хазары рядом с реальными славянами, а не какими-то буртасами видно даже из письма самого царя Иосифа. Артомонов считает его недостоверным, и один из аргументов как раз славянские термины в тексте. Как славянское название могло попасть в текст хазарского письма?!

Вызывает сомнение также упоминание в письме Иосифа черемис (мари), который под этим именем в других источниках известны только в русской летописи.

И это славянское слово вовсе не исключение. Из Испании письмо Хасдая Ибн Шафрута пришло через немецкие земли, и Иосиф отвечает так:

Я извещаю тебя, что пришло к нам письмо твоё, увенчанное красотой (твоей) речи, чрез одного иудея из страны Н-м-ц, по имени Исаака, сына Элиэзера.

Получается, что славянское название германцев хазарскому царю не только знакомо, но он его и сам употребляет. И если для живущего на Волге хазарина употребление слова «немец» это нонсенс, то для жителя пеньковской культуры это абсолютно естественно. Такой же нонсенс для Волги в названии «славянская река», в то время славян там попросту не было. А вот Днепр это действительно славянская река без всяких оговорок. Именно его форсировали арабские войска в погоне за каганом. Переправится войскам в нижнем течении Волги ночью, с ходу и незаметно для противника, просто немыслимо. Марван ведь не разрешил своему военачальнику отложить переправу даже до следующего утра. Далее мы увидим, с каким трудом преодолевало её арабское посольство днём, в среднем течении и имея все средства для переправы. И люди при этом погибли, и многие животные, и шума было предостаточно. А вот ночная переправа через Днепр куда проще. К тому же у Днепра что ни приток, то «славянская река».

Пеньковскую культуру чаще всего связывают с антами, которых считают праславянами. Это племя вместе с некими склавенами Иордан упоминал как раз у Днепра. На серьёзные проблемы такого отождествления указывал Е.А.Горюнов:

«С некоторыми из выдвинутых В.В.Седовым положений нельзя безоговорочно согласиться. Это касается прежде всего отождествления пеньковских племён с антами. Дело в том, что все достоверные сведения об антах в письменных источниках относятся главным образом к VI в., тогда как пеньковские памятники в своей массе несомненно доживают до конца VII — начала VIII в., т.е. до того времени, когда антского союза племён, очевидно, уже не существовало».

«Действительно ли эта культура оставлена антами, как считается в литературе? Дело в том, что в письменных источниках упоминания об антах относятся к короткому периоду: с 527 по 602 г., тогда как хронология связываемой с антами культуры много шире и определяется V — началом VIII в.»

Наконец о следах иудаизма, которых на Волге категорически не нашлось. Плетнёва называла это одной из больших проблем в поиске хазар. Ведь все перечисленные следы иудеев оказались от Волги более чем далеко — на Кавказе, в Крыму, на Дунае, в Венгрии и в Киеве. Зато в артамоновских границах нашлись языческие жертвоприношения, что попросту исключает присутствие хазар-иудеев. А вот для пеньковской культуры ситуация выглядит совершенно иначе. Почти все перечисленные следы иудаизма для неё совсем недалеко. Пеньковские памятники находят и в Молдавии, и в Румынии. И как раз в Киеве был составлен один из трёх сохранившихся хазарских документов. И хотя в нём нет описания географии и границ государства, ясно, что хазары проживают прямо в городе. Сам Артамонов даже византийское название Киева выводил из хазарского, а вот пеньковку связать с хазарами не пытался.