Хазария на карте

Ознакомившись с подходами специалистов и текущим положением дел, мы можем приступить к собственному поиску хазарских границ. Будем искать реальные следы и меньше рассуждать о неуловимостях. Принципиально-то ситуация нам уже знакома. Снова источники подробно рисуют границы, и те совершенно не вписываются в положенную им местность. Снова следуют упрёки древним авторам в искажении информации. Дополняет картину растущее недоумение от археологических находок. В таком клубке проблем трудно что-либо ухудшить — любая другая теория должна быть явно лучше. Но правильная должна дать картину не просто иную, но стройную, логичную и непротиворечивую. И с археологией она должна быть в гармонии без всяких кочующих невидимок. Что же получится в результате применения нашей теоремы?

При опоре на Волгу найти внятные границы Хазарии оказалось невозможно. У разных исследователей границы и реки оказались разными, но противоречия с текстом остаются у всех. Не лучше положение и с границами хазарских данников. Где-то за Волгой оказались племена, реально обитавшие западнее её. Все эти противоречия на хвастливость хазарского царя и списали.


Границы Хазарии. Её столица справа по пути в Константинополь, 2160 рисов от берега

Совершенно по-другому дело обстоит при отождествлении реки Итиль с Днепром. Большой рекой Уг-ру в этом случае оказывается Дунай, а малой рекой Бузан, впадающий в неё Прут. Западная граница Хазарии проходит по Карпатам сегодняшней Молдовы, где действительно хорошо растёт виноград, упоминаемый Иосифом. На севере граница идёт через ту же реку Прут и поворот Днепра на юго-восток. Восточной границей может быть река Северский Донец и Азовское море. Большой рекой В-д-шан на пути к виноградникам оказывается Днестр. Всё это достаточно строго соответствует тексту и в отношении рек вопросов вообще не возникает. Да и Чёрное море хазарским именуют многие источники.

Однако вопросы есть в отношении моря Гургана, которое всегда ассоциируют с Каспием. Название это связано с юго-восточным берегом моря и Северным Хорезмом, носившим название Джурджания. Море Джурджана, Горгана, Гиркании — это Каспий. А вот Чёрное море именовали Понт, а ещё Гурз и Гурзиан, что переводят как Грузинское море. Но и Грузия имела ряд схожих названий — Джурзан, Гурзан, Гюрзан, Курд или Курдж. У той же Калининой находим пояснение, что Джурзан, это арабское название Грузии. Так что море Гурз или Гурзиан вполне могло звучать и как Гурзан или Гурган. Каспийскому морю такое название определяет Джурджания, а Чёрному для этой миссии вполне подходит Джурзан. Название оказалось равноприменимым к обоим морям.

Есть и примеры использования названия Гурган по отношению к Чёрному морю. Книга «Иосиппон» сообщает, что Днепр впадает в море Гургана. Это произведение вполне может перекликаться с хазарским, поскольку автором его является еврей Иосиф бен Горион. В тексте сказано так:

Руси живут на реке Кива, впадающей в море Гурган

В примечании Петрухина к этому фрагменту поясняется:

По Д.Флюссеру, Днепр назван «рекой Кива» по названию города Киева, расположенного на нём, как выше Арно названа «рекой Пиза».

То есть река Кива это Днепр, и впадает он в знакомое нам хазарское море Гурган. В комментариях Петрухин этот нюанс скромно не замечает, привычно поясняя, что это одно из названий Каспийского моря. Очевидно, впадение Днепра в Каспийское море кажется ему меньшей нелепостью, чем хазары на Днепре.

Но кроме письма царя Иосифа есть ещё один хазарский текст с указанием на местоположение их страны и столицы. Это так называемый «Кембриджский документ». Его исключительная важность связана с тем, что это один их трёх существующих документов, написанных самими хазарами. Только два из них содержат географические подробности. В этом письме неизвестный хазарин поясняет своему адресату:

«Вот сообщаю я моему господину: имя нашей страны, как мы нашли (это) в книгах, Ар-к-нус, а имя столицы (нашего) царства Казар, имя же реки, которая протекает внутри её, Итиль. Она направо от моря, идущего от вашей страны по которому перебрались твои посланцы в Кустантину, а оно тянется, как я думаю; от великого моря. Город наш отстоит от этого моря на 2160 рисов, а между нашей страной и Кустантиной по морю девять дней (пути) и сухим путём 28 дней. Вот какие народы воюют с нами: Асия, Баб-ал-Аб-ваб, Зибус, турки, Луз-ния…»

Автор указывает реку Итиль и Хазарию, «направо от моря», по которому плывут в Константинополь. Ещё он сообщает о существовании морского пути туда из самой Хазарии и оценивает его протяжённость в 9 дней. Собеседник царя Иосифа такое плавание оценивал в 15 дней, но тоже подтверждал существование этого морского пути. Ещё важнее, что автор «Кембриджского документа» указывает расстояние от берега моря до хазарской столицы.

Противоречие этого текста построениям Артамонова слишком явны, чтобы остаться незамеченными, потому перевод содержит соответствующие комментарии. Предлагается считать, что плыли те посланцы по Средиземному морю, которое как раз тянется от океана. И хотя справа в этом случае оказывается Африка, нам указывают, что корабли в Эгейском море повернут к северу, и тогда «справа» будет означать «восточнее». Относительно расстояния до столицы поясняется лишь, что используется талмудическая мера длины, но сопоставлять её с реальной дистанцией постеснялись. И напрасно, поскольку талмудический рис это хорошо известная величина. Одна талмудическая миля равна 7,5 рисов и составляет около 1120 метров. Таким образом, от берега того моря до столицы хазар оказывается всего 323 км. До низовий Волги этого расстояния мало не только от Эгейского, но и от Чёрного моря. Даже от самого восточного его берега расстояние пришлось бы увеличить минимум вдвое. Да и как морским путём попасть из Константинополя в низовья Волги комментатор не поясняет. Очевидно, у хазар были смутные представления о пути к соседям.

Конечно же, автор документа указывал расстояния вовсе не до Самосделки в низовьях Волги, на которую уповала Плетнёва. Там столица так и осталась неуловимой, и разговор о ней Татьяна Калинина начинает словами:

«Большинство авторов работ о столице Хазарии Итиль начинают с признания неизвестности её местонахождения. Предлагаемая статья — не исключение. Ряд учёных, в первую очередь Л.H. Гумилёв, полагали, что её остатки были смыты водами Каспия. В 1990 г. в дельте, на правом берегу р. Старая Волга, или Бирюль (село Самосделка, в 43 км ниже Астрахани), археологи нашли крупное поселение. С.А.Плетнёва высказала предположение о возможной идентификации его со столицей Хазарии».

«Г.Е.Афанасьев считает, что надежда на открытие на городище Самосделка слоёв хазарского времени очень слаба, что соответствует его предположению о расположении политического центра Хазарского каганата на Нижнем Дону».

Правда и на Дону следов столицы пока не нашлось. Придётся нам и её отыскать, чтобы защитить честь древних авторов. Иначе выходит — что ни источник так хвастун либо недотёпа, путающий «туманные слухи со смутными представлениями». И хоть бы один толковый автор попался, да разобрался в руслах тех рек. Нет, они только в астролябиях и сферических треугольниках смыслят да алгебры всякие изобретают на беду нашим школьникам. Доверили бы написание тех текстов местным пастухам — никакой путаницы с реками не было бы вовсе.

Но прежде чем отсчитывать от берега талмудические рисы в поиске столицы, попытаемся сперва разобраться с той границей хазарского влияния, которая по Артамонову и не замкнута, и через моря без комментариев прыгает, и у которой грузины Гурзуфом оказались.


Подвластные хазарам земли по письму царя Иосифа

Начало Днепра действительно обращено к востоку, как и сообщает царь, и эта граница практически без разрыва переходит с его верховьев, на начало Волги. Вместе с Волгой граница поворачивает и на юг. Это куда более внятная конфигурация каганата, чем земли, рассечённые надвое такой мощной водной преградой как Волга. Но ещё важнее, что в этом случае названные царём племена размещаются на своих естественных местах. Северяне, вятичи, черемисы и славяне оказываются не в далёком Заволжье, а дома. Далее граница по Дону возвращается к морю Гургана, и все народы на том берегу платят царю дань.

После этого царь Иосиф переходит к описанию южного крыла своих данников вплоть до Дербента, традиционно именуемого Баб-ал-Абваб. Затем граница идёт по горам и выходит на берег Чёрного моря и там названа Грузия. По берегу моря граница идёт на север, где и заканчивается, сомкнувшись с территорией, описанной выше. В описании действительно нет прыжков через моря, потому царь ничего о них и не говорит. Границы оказались вполне естественными, а не разорванными широкой Волгой и морями. И народы все на своих местах — и славяне не в Заволжье, и Грузия в Гурзуф не переехала. К тому же эти границы, точнее некое единство этих территорий, подтверждают археологи. На этих землях одинаково распространены всевозможные дунайские находки. Причину этого мы разберём чуть ниже, когда перейдём к булгарам.