Кочевники Тацита

Одним из аргументов, заставивших не поверить Страбону, стало сообщение Тацита, где он описывает нападение орд сарматских грабителей на Мезию. Ими как раз оказались роксоланы. Доблестное римское войско без особого труда уничтожило этих незадачливых вояк.

Сарматское племя роксоланов, предыдущей зимой уничтожившее две когорты и окрылённое успехом, вторглось в Мёзию. Их конный отряд состоял из девяти тысяч человек, опьяненных недавней победой, помышлявших больше о грабеже, чем о сражении. Они двигались поэтому без определённого плана, не принимая никаких мер предосторожности, пока неожиданно не встретились со вспомогательными силами третьего легиона. … Как это ни странно, сила и доблесть сарматов заключены не в них самих: нет никого хуже и слабее их в пешем бою, но вряд ли существует войско, способное устоять перед натиском их конных орд. … Римские солдаты, свободно двигавшиеся в своих лёгких кожаных панцирях, засыпали их дротиками и копьями, а если ход битвы того требовал, переходили в рукопашную и пронзали своими короткими мечами ничем не защищенных сарматов, у которых даже не принято пользоваться щитами. Немногие, которым удалось спастись, бежали в болото, где погибли от холода и ран.

Это хорошо укладывалось в теорию — сарматы это кочевники, кочевники-роксоланы живут в степях у Азовского моря и вот их конный отряд грабит Мезию. Важно, что к Руси такие роксоланы отношения иметь не могут и теории больше не мешают. Всё, что в ту теорию не укладывалось, под разными предлогами было отброшено. Не поверили ни координатам Страбона, ни его утверждению, что роксоланы это бастарны. Закрыли глаза и на то, что роксоланы вместе с бастарнами указаны севернее устья Днепра, а не восточнее него. Ещё легче было согласиться с тем, что Птолемей чисто случайно назвал роксолан среди западных, а не восточных племён. Роксоланы прочно стали сарматами. Средневековые отождествления их с Русью можно считать недоразумением.

Сарматами Тацит называет кочевников «проводящих жизнь в повозках и на коне», а все строящие дома и живущие оседло для него германцы, и язык значения не имеет. Но не всё так просто. Венедов он к германцам относит с большими оговорками, хотя те строят дома и живут оседло. Феннов Тацит не смог отнести ни к сарматам, ни к германцам, потому что у них нет ни домов, ни коней. Бастарны же имеют и дома, и живут оседло, но ведут себя плохо, и Тацит не знает, отнести их к сарматам или к германцам. Почему бы ему тогда и роксолан сарматами не назвать. Ведь и Страбон не был уверен, что бастарны это германцы и даже скифами называл. Примечательно, что в описании германских племён между Рейном и Эльбой Страбон указывает на их предельную близость по образу жизни к кочевникам, т.е. сарматам, а некоторые из них столь же бедны как у Тацита фенны. Насколько эти германцы являются германцами не совсем понятно.

«Таким образом, свевы — самое большое племя, так как его территория простирается от Рена до Альбия; часть его даже живёт на другой стороне Альбия, как гермондоры и лангобарды; теперь они все до единого изгнаны и бежали на другой берег реки. Общей особенностью всех племён в этой местности является способность легко переселяться из-за простоты их образа жизни и из-за того, что они не занимаются земледелием и даже не делают запасов [пищи], а живут в хижинах временного характера. Средства пропитания они подобно кочевникам получают преимущественно от скота, так что по примеру кочевников нагружают свою утварь на повозки и со своими стадами направляются куда угодно. Есть, однако, другие, более бедные германские племена, как херуски, хатты, гамабривии и хаттуарии; на океане же — сугамбры, хавбы, бруктеры, кимвры, а также кавки, каулки, кампсианы и многие другие».

В свою очередь Птолемей Сарматией называл всю Восточную Европу. Уже поэтому внимание исследователей к тому, что Тацит роксолан называет сарматами, явно преувеличено. Вычёркивать по одному лишь его слову подробные сообщения Страбона и Птолемея, нет никаких оснований.

К тому же в отличие от этих географов, описывающих мир беспристрастно, Тацит это римский гражданин для которого роксоланы лишь варвары, заставившие Великий Рим платить дань. Описываемые им события касаются как раз того периода, когда роксоланы ушли на Балканы и столкнулись там с римскими войсками. Но рассказывает он, конечно же, о победах римских воинов над дикарями. То есть римляне роксолан побеждают, платят им дань и снова побеждают. Пропаганда более позднего времени говорит о медведях, балалайках и орде, но суть та же.